blade_g (blade_g) wrote,
blade_g
blade_g

Categories:

На сколько уж не переношу В.Иноземцева

Но иногда он вспоминает прошлое и пишет толково
Эффективность санкций
Согласен, за исключением финансов. Доля кредитов в инвестициях у РФ- всего 11-12% , из них зарубежные банки давали в лучшем случае 1.2%.
Единственно, где произошло существенное сокращение кредитования с участием зарубежных банков - это авторынок.

Санкции, как известно, были восприняты в России как враждебный акт, наносящий значительный вред нашей экономике. Отечественные экономисты в недавнем прошлом оценивали его негативный эффект в 2,1% ВВП, или в $40–45 млрд в год. Европейские эксперты поначалу доводили эту оценку до 11% ВВП за два года, или $70–90 млрд в год.

В ответ на установление санкционного режима Москва ввела встречные ограничения, отказавшись покупать в Европе значительный ассортимент продовольственных товаров, что привело к заметному росту цен внутри страны и снижению качества продовольственной продукции. Между тем, следует заметить, что все оценки эффекта санкций опирались на косвенные свидетельства, а в некоторых случаях учитывались даже такие мало связанные с реальной жизнью показатели, как снижение капитализации отечественного фондового рынка.

Принято считать, что отмена санкций резко ускорит темпы развития российской экономики. Поэтому и чиновники, и президент, постоянно повторяя, что Россия санкций не боится и своей позиции по важнейшим внешнеполитическим вопросам не изменит, в то же время подают как свою большую победу даже самое малозначительное сообщение о том, что европейцы хотели бы положить им конец. При этом с одной стороны, негативное значение санкций часто преувеличивается, с другой — мало кто сегодня задумывается, какими окажутся экономические последствия, если санкции действительно будут отменены.

Финансы

Прежде всего обратимся к самым серьезным ограничениям — финансовым. Только в первый год с момента их введения внешний долг российских банков и корпораций сократился, по статистике Банка России, на $150 млрд: с $659 до $509 млрд. Кроме отрицательных последствий (недостатка инвестиций), финансовые санкции дали и позитивный эффект: они оказывают давление на рубль, тем самым позволяя правительству выгодно конвертировать поступающую в виде нефтегазовых доходов валюту, а отечественным банкам — расширять кредитование.

Представим на мгновение, что санкции отменены — и банки стран Европы, где гособлигации сейчас приносят отрицательную доходность, перекладывают часть своих средств в российские бумаги или кредитуют российские предприятия. Следствием станет резкий рост рубля — вероятно, к уровню около 50–52 руб./$. Снизится конкурентоспособность российских товаров, уменьшатся прибыли экспортеров (выросшие за последние два года рублевые издержки обратно не «загонишь», а рублевая выручка упадет). Но опаснее иное: если учесть, что нефтегазовые (читай — долларовые) доходы федерального бюджета составляют до 40%, то укрепление рубля на 20% «срежет» не менее 8% поступлений (до 1 трлн руб.). Остатки Резервного фонда и ФНБ, составлявшие на 1 сентября $32,2 и $72,7 млрд, обесценятся в рублях в той же пропорции — с 6,8 до 5,4 трлн руб. Учитывая возросший дефицит, оба фонда исчерпаются уже во второй половине 2017 года, а сбалансировать бюджет будет почти невозможно из-за падения рублевой цены на нефть ниже 2400 руб./барр., чего не случалось даже в январе 2016-го, на локальных минимумах нефтяных котировок.

У отечественных банков, кредитующих в последнее время коммерческие проекты под 16–20% годовых, появятся конкуренты в виде западных финансовых институтов, предлагающих ставки в 3–4 раза ниже. Вряд ли это резко повысит инвестиционную активность (рублевый спрос на внутреннем рынке останется в подавленном состоянии, в том числе и из-за дальнейшего сокращения бюджетных расходов, так что вкладываться в расширение бизнеса мало кто рискнет), но существенно снизит прибыли банковского сектора (и взимаемые с него налоги), поставив под вопрос выживание многих российских финансовых учреждений.

Сельское хозяйство

В последние два года аграрный сектор показывает устойчивый рост (на 3,0% в 2015 году и на 2,6% к аналогичному периоду прошлого года в первом полугодии 2016-го). В значительной мере производители только привыкают к относительно льготным условиям, вызванными эмбарго, и вкладывают значительные средства в развитие производства. Отмена «контрсанкций», которая, несомненно, случится, если европейцы сделают первый шаг, может обернуться убытками и неполученной прибылью для тысяч сельхозпредприятий — тем более что производители стран Центральной Европы, которые пострадали сильнее всего, готовы быстро вернуться на российский рынок. Можно быть уверенным, что процесс импортозамещения, как и конъюнктурный рост в сельском хозяйстве, остановятся. При этом компенсационное снижение цен вряд ли случится — европейские производители смогут реализовывать свои товары и по более дорогим расценкам, так как различия в качестве между сыром и «сырными продуктами» слишком разительны.

Нефтедобыча и оборонка

Существенным элементом санкций являлся запрет на поставку в Россию высокотехнологичной продукции, причем по двум направлениям. С одной стороны, удар наносился по технологиям добычи «трудных» нефти и газа в Арктике и на шельфе; с другой — по военной и космической отрасли, где зависимость от импортных комплектующих остается очень высокой.

Но даже здесь отмена санкций принесет мало пользы. Российские нефтяники в последние годы сделали ставку на повышение коэффициента извлечения на старых месторождениях и преуспели: в 2016 году добыча нефти ожидается на уровне 540–543 млн т против 534,1 млн т в 2015-м и 526,7 млн т в 2014-м. Вернуться к планам добычи в высоких широтах было бы контрпродуктивно. Себестоимость по нефти там превышает $70/барр., по газу — $100/тыс. куб.м, что делает производство в нынешних условиях совершенно нерентабельным. Санкции в такой ситуации скорее фиксируют статус-кво (и скорее спасают от очередных бессмысленных инвестиций, чем наносят существенный вред).

Наши оборонщики отвечают на санкции попытками наладить производство недостающих комплектующих на отечественных предприятиях, и отчасти благодаря этому промышленное производство пока снижается весьма умеренно.

Выбраться из болота

Конечно, можно найти сферы, где отмена санкций даст очевидно позитивный эффект — к примеру, фондовый рынок, который ответит на такой шаг взрывным ростом. Однако и тут можно задуматься над тем, не приведет ли это к очередному «пузырю» и не спровоцирует ли рост цен на активы и недвижимость, который опять-таки будет, в конечном счете, переложен на потребителей.

Мне кажется, российские экономисты недооценивают того факта, что введение санкций, не слишком усилив экономический спад, ограничило конкуренцию на финансовых рынках и искусственно снизило курс рубля, что позволило правительству относительно успешно справляться с бюджетными вызовами. Статус России как «финансового изгоя» выступает критически важным элементом той «новой нормальности», о которой часто вспоминают в Кремле, правительстве и Банке России. Не говоря о том, что он находится в полном соответствии с курсом властей на импортозамещающую индустриализацию.

Если санкции будут сняты, Россия начнет восстанавливать свои позиции только как рынок сбыта европейских товаров и финансовых услуг, но не как мощный индустриальный центр, ориентированный на глобальный рынок. Европейские предприятия вряд ли придут к нам с прямыми инвестициями, так как при вызываемом отменой санкций росте рубля сравнительные издержки вновь окажутся слишком высокими, а доходы населения (в значительной мере поддерживаемые бюджетом, дыра в котором расширяется) продолжат падать.

Рубль, несмотря на продолжающийся экономический кризис, не желает снижаться по отношению к основным мировым валютам. Отмена санкций станет лучшим сигналом к его росту, что будет иметь катастрофические последствия для государственных финансов и серьезно затруднит восстановление в промышленности.

Поэтому я еще раз призываю задуматься, хорошо ли мы понимаем, к чему сейчас стремимся? Ведь в случае если человек попал в болото и хочет из него выбраться, наибольшая опасность исходит от суетных движений, результатом которых становится все более глубокий уход в трясину. Нам нужно не пытаться вылезти на ту же «кочку», с которой мы сорвались в начале кризиса, а искать путь к берегу.

Санкции — и тут российские политики оказались правы, а западные непростительно ошиблисьне «разорвали российскую экономику в клочья». А, как известно, «то, что не убивает нас, делает нас сильнее». Поэтому, мне кажется, сегодня правильнее искать новые источники роста, вместо того чтобы ожидать восстановления прежних. Тем более если такое восстановление может иметь столь непредсказуемые последствия…
Tags: Кризис, не мое
Subscribe

  • Бессимптомно

    Ковид не протекает. Проверено на моей лучшей и дражайшей половине. Вот, воистину, умный человек, преподаватель технического вуза, ведущий научную…

  • Пожелание "крепкого" здоровья

    от Чорного властелина залужинскому бункерному дедушке начало действовать

  • Где бы гусский мужик не стонал?

    Любят гусские а так же колбасные эмигранты поплакаться над тяжкой долею русского мужичка, мол который год у него реальные располагаемые доходы падают…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments